ИГОРЬ САМСОНОВ Винодельческая компания САТЕРА. Крым.

Честно говоря, это не интервью. Это попытка втиснуть в короткие абзацы три часа жизни человека, который непрерывно говорит, смеётся, жестикулирует, спрашивает мнения, просит ему напомнить рассказать про это и про то, вспоминает и планирует. И наливает своё вино.

Как приходят в вино

«В 2000 году я пришёл в шортах, с хозяйственной сумкой, и мы купили этот банкротный завод…сначала не купили – меня выгнали, сказали «надень штаны». Я надел, вернулся, и мы его купили. Я бы сейчас, конечно, построил с «нуля», по-своему. Мне иногда хочется всё снести. Но тогда нельзя было иначе получить лицензию.

До этого я тоже занимался вином – оптовой продажей, но понял, что хочу делать своё. Образование – экономический факультет Севастопольского Технологического Университета – всегда помогало мне видеть виноделие системно, как бизнес.

А виноград, виноградники я знал со школы – я в Крыму родился, в Симферополе.»

Олег

«С Олегом Репиным мы познакомились, когда он был председателем совхоза «Севастопольский», мы у него виноград покупали. Потом он работал в «Софье Перовской» [старейшая винодельня в Крыму]. А в 2011 пришёл к нам.

Кто ставит задачу, приносит идею? Бывает – я, бывает – Олег. Я исхожу из продаж, из потребностей рынка, из каких-то ситуативных моментов, из урожая.

Но финальное слово по всем нюансам производства, по выпуску – всегда за ним.

Например, сейчас представляем наше супервыдержанное игристое ESSE «Кюве 60» – решение, что это будет extra Brut, а не zero dozage, принял Олег. А потом мы вместе сидели, пробовали разный процент добавления ликера, остановились на 3. Так что, в целом, это сотрудничество, нет какой-то доминанты.

Сейчас Олег делает своё вино (ТМ «Олег Репин»), премиальную линейку для «Золотой Балки», вошёл в новый проект «Rocks & Heels». Почерк Олега очень определённый, он заметен во всех его винах.

Конечно, мы всегда помогали его собственному проекту – вино у нас выдерживается и разливается. Не все эту конструкцию понимают – но это и дружба, и деловые отношения. На этом многое держится в регионе – мы поддерживаем друг друга. Не все имеют возможность сразу выйти на полный цикл, чтобы и виноград свой, и винодельня. И важно помогать тем, кто хочет делать хорошее вино, хочет вкладываться. Мы вот ещё выдерживаем вина Рема Акчурина, у которого все эти годы виноград покупали для игристых. А в этом году Рем начинает строительство собственной винодельни.»

Виноградник

«Первые тиражи мы делали из покупного винограда. Привезли в 2005 году 20 французских барриков – это был прорыв (сейчас у нас 550 бочек разного объёма). Сделали 6000 бутылок, половину продали, половину выпили с друзьями.

Поработали пару лет с местными фермерами на их винограде. Это были старые виноградники, сильная изреженность, советская клановая селекция, нацеленная на высокую урожайность… В общем, мы поняли: надо сажать своё.

Вы уже по Крыму поездили, знаете, чтобы у нас сделать «высокие линейки» вина, надо и забраться повыше. Наш первый виноградник мы посадили 11 лет назад – на склонах долины реки Кача, 280 м над уровнем моря. Если бы дождь вчера прошёл, вы бы сегодня уже не заехали. Эту землю (46 гектаров) мы приобрели, не глядя, потому что это был единственный доступный большой участок.

Потом, когда стали разбираться, оказалось, что нам повезло. Здесь большей частью – красная глина, почва, подходящая для красных сортов. Но есть скальные выходы, известняковые, идеальные для белых, там рислинг у нас. Мы сделали 11 шурфов, приглашали специалистов из французского питомника – почва всех впечатляла.

Вот только по существующему административному делению у нас странно получилось – часть виноградников Качинской долины «в Крыму», часть «в Севастополе». Не знаю – может, добиваться ЗНМП «Пти Кача» [смеётся].

Виноградарство

«Саженцы для этого участка мы покупали в Бургундии в 2008. Одновременно там был представитель Moet Chandon. Сказал: «Мы 40 лет работаем с этим питомником. Жену поменять можно, питомник – нельзя.»

Мы посадили 17 сортов. Семнадцать! Часто ругают российское виноделов – зачем вы сажаете много сортов. Но я не родился в Бордо или Тоскане, мне отец не оставил готовый виноградник, посаженный дедом. Нам нужно искать, изучать свой терруар.

Конечно, большей частью это были Каберне Совиньон и Шардоне. Но несколько сортов, например, Каберне Фран, мы по 1 гектару посадили. И первый же релиз Каберне Фран 2013 – «взорвал» рынок. Винограднику шёл четвёртый год, никто не верил. Все говорят, что большой потенциал у этого вина. И я в этот сорт поверил. На новом винограднике мы посадили ещё 11 га.

На новом винограднике (42 га и 160 м над уровнем моря) всего 5 сортов. Удивительно, но структура потребления за последние годы сместилась в красные вина. На первом винограднике было соотношение 55% красных на 45% белых. А на втором – 70 на 30. Так что я не знаю, мы «красный» или «белый» регион. Когда к нам приезжают австрийцы, они на белых винах улыбаются, а на красных начинают переспрашивать, что-то записывать…

У нас органическое виноградарство. Мы даём ограниченную нагрузку на лозу, минимизируем обработки. Но мы не можем себе позволить «биодинамические» принципы – у нас довольно большие объёмы производства, нам нужен стабильный результат.

Сколько лет мы работаем, ни разу я не слышал от агрономов, что год удачный. А уж разговоры агрономов с виноделами, особенно, когда они с секаторами… иногда хочется между ними встать с криком «брейк!» [смеётся]»

Виноделие: KACHA

«На определённом этапе возникла потребность и кураж иметь в «портфеле» вино представительского класса. Для демонстрации максимального потенциала терруара, для конкурсов. Сейчас при смешанных «слепых» дегустациях никто не опознаёт в KACHA VALLEY российское вино.

Под маркой KACHA VALLEY в каждом наименовании выпускается 3-4 тысячи бутылок в год. Делаем два красных моносортовых из лучшего винограда года и два купажных – DOLINNOE белое и красное.

Имя для купажных вин дала наша «деревуха»…это нам, конечно, повезло. Соседние деревни-совхозы – имени Фурманова и «20 съезда КПСС»…

В общем, участки с ограниченной урожайностью, бочки из нового дуба. Французская бутылка, натуральная пробка… А капсулы нет. Почему? История простая. Мы не могли после 2014 года долгое время завезти в Крым оловянную капсулу. Мы много чего не могли тогда завезти – сахар тростниковый, например, для дозажного ликера. А вино готово. И я говорю – давайте без капсулы выпускать, я был в Напе [США], там так продают.

Мы выпустили. Начались запросы от розничных сетей – дайте письмо, что оно у вас, действительно, без капсулы. Мы отвечаем: да, так и есть, и это чисто декоративный элемент, не влияющий на сохранность. Потом капсулы пришли в Крым, я говорю дистрибьютору – может теперь нацепить капсулу. Он говорит: не надо, сейчас ты её нацепишь, придётся писать новые письма…[смеётся].»

Виноделие: UNPLUGGED

«40 процентов продаж в «тихих» винах формируют две бутылки линейки ESSE – Каберне Совиньон и Шардоне. Но чтобы не стать виноделом супермаркетов, нужно искать пути привлечения внимания к марке. Так появилась линейка unplugged.

Название родилось из музыкальных ассоциаций [unplugged, англ. – неподключенное]. На тот момент мы уже сделали «классику» -и «тихую», и игристую. Могли позволить себе «похулиганить». Сделать маленький «акустический концерт» для ценителей.

Сначала сделали Ркацители Оранж, с длительной выдержкой на гребнях. Потом добавили к нему Пино гри, которого у нас совсем мало посажено – 0,6 га. И Одесский Чёрный – наш крымский сорт. Сделали узнаваемую этикетку в иной стилистике.

Конечно, мы переживали за эти вина. Хотя и небольшие объёмы, но нам было важно, как их рынок примет. Сейчас очевидно, что линейка абсолютно востребована. Например, тираж 7 тысяч бутылок Ркацители Оранж 2017, вышедший в продажу в конце прошлого года, по состоянию на июль 2019 весь продан.»

Важное

«Сейчас люди в отрасли приходят к пониманию, что виноделие – длительный и сложный бизнес-процесс. Ко мне регулярно обращаются с предложением взять сторонний проект в управление. Я говорю – я не могу, у меня своя винодельня…. – «да мы её купим у тебя, чтобы ты не отвлекался – и всё!» [смеётся]

И всё же если не любить вино – не получится ничего. Может это пафосно звучит, но надо страстно любить вино, понимать его, разбираться в нём.»

Поделиться